Virsalisa
То, что причиняет мне боль — умрет. Все, что было моей болью — уже умерло.
Как стать Пожирателем смерти
Переводчики: Вирсалиса
Бета: amallie
Автор: notwolf
Пейринг: Нарцисса Малфой/Люциус Малфой, Абраксас Малфой, Эйвери, Уолден Макнейр, Северус Снейп
Рейтинг: PG-13
Жанр: Angst/AU/Romance
Размер: Макси
Статус: В процессе
Саммари: Пожирателями смерти не рождаются, ими становятся.


Люциус аппарировал за мусорный контейнер вместе с Беллатрисой, немного злясь за ту власть, которую она имела над ним сейчас. Он поклялся всерьез заняться аппарацией, как только вернется в школу. Тем временем, девчонка Блэков пустилась вниз по переулку так стремительно, что Люциусу и двум бродягам оставалось лишь изумленно смотреть ей вслед.
— Белла, — зашипел он. — Белла!
Так и не дождавшись ответа, он поспешил за ней. Поравнявшись, схватил за руку, вынуждая замедлить шаг. Беллатриса подчинилась, однако ни на мгновение не оставила попыток вырваться. Люциус подхватил ее за талию, поднял над землей и закружил, едва успевая уворачиваться от ударов. Вдруг он споткнулся, не удержался на ногах и рухнул на землю, потянув Беллу за собой. Той, впрочем, сравнительно повезло: она упала на Малфоя, тут же принявшись возмущенно орать на него. А вот Люциусу повезло меньше: во время падения он ударился головой о каменный выступ и теперь безуспешно пытался прогнать мушки, мельтешившие перед глазами.
— Эй, — крикнул чей-то мужской голос. — Оставь ее в покое!
Люциус встряхнул головой, пытаясь прояснить ее, и взглянул на идущего по переулку молодого человека.
— Кого? Ее? — он указал на пытающуюся встать Беллу и скривился, показав, тем самым, что глупее идеи еще не слышал.
— Если она не хочет идти с вами, убирайтесь! — потребовал незнакомец.
Люциус сжал палочку в руке, приготовившись в любой момент выхватить ее из кармана, но быстро передумал: слишком много свидетелей.
— Благодарю за совет, — холодно произнес он.
Беллатриса осмотрела незнакомца с головы до ног, а затем плюнула в него.
— Грязный маггл! Не твое дело.
Люциусу стоило больших усилий удержать ее от проклятия.
— Мы должны идти, Белла. Сейчас же.
— Это я и делала, пока ты меня не повалил, — взвизгнула та и, надменно вздернув нос, продолжила путь.
Люциус до глубины души возмутился столь нахальным поведением, он яростно сверлил взглядом удаляющую спину. Ему надоело бегать за вздорной девчонкой.
— Ты идешь не в ту сторону! — выкрикнул он.
Белла застыла как вкопанная, через мгновение развернулась на каблуках и направилась к нему.
— Хорошо, умник, веди.
Они добрались до входа, и Люциус бесцеремонно втолкнул спутницу внутрь. Та, не ожидая подвоха, поскользнулась и неудачно упала на пятую точку. Однако в отличие от Малфоя, не сочла это происшествие смешным и не прицеливаясь выпустила в Люциуса проклятие, которое едва не задело его, пролетев в миллиметре от уха. Тот метнулся в сторону, пытаясь спрятаться за маленький старый сундук, стоявший в углу сырой, запущенной комнаты.
— Белла, перестань. Темному Лорду может не понравиться наш внешний вид после дуэли!
— Да, ты прав, — усмехнулась она, сузив глаза.
Люциус вытащил палочку, на случай если придется отбиваться. И как только Нарцисса могла жить с этой психопаткой все детство?
Они уже ждали довольно долго, а Лорда все не было.
— Где он, Люциус? — взвизгнула Белла после непродолжительного молчания. — Если ты обманул меня, я…
Закончить она не успела. Неожиданно обстановка поменялась, и перед двум молодыми людьми предстала гостиная Волдеморта. Беллатриса тут же забыла обо всем. Сверкая глазами, обвела взглядом комнату, беззастенчиво ее разглядывая. Несколько мгновений спустя в гостиную с громким хлопком аппарировал и сам Темный Лорд. Вспомнив о приличиях, Люциус опустился на одно колено.
— Милорд, я привел вам последователя, как вы и приказывали.
Чтобы не быть белой вороной, Белла тоже пала ниц.
— Мой Лорд, — прошептала она на выдохе, и было видно, что эта фраза ввергла ее в блаженство.
Волдеморт внимательно их рассматривал. Когда его взгляд задержался на Люциусе, тот изо всех сих втянул голову, стремясь казаться как можно незаметней. Ну, и еще старался защитить разум от вторжений. Беллатриса, напротив, смело подняла голову, рассматривая внушительную фигуру, которая оказалась еще более впечатляющей, чем она ожидала. Они пересеклись взглядами, и ее дыхание участилось. «Его глаза манили, словно магнитом», — подумалось ей. Темный Лорд улыбнулся уголками губ. Своенравный мальчишка и в самом деле привел покорного слугу. И это ему понравилось.
— Подойди ко мне, Беллатриса, — приказал он.
Подчинившись, Белла приникла к подолу его мантии. Такого благоговения он не видел ни в одном из своих последователей. Это было приятно. «Введу такое обращение как обязательное», — решил он.
— Зачем ты пришла ко мне?
— Чтобы служить вам, мой Повелитель, во всех отношениях. Я хочу помочь восстановить былое величие чистокровных семей и избавить мир от магглов и грязнокровок.
Волдеморт обратил внимание на Люциуса, который сейчас желал лишь одного: чтобы Белла, наконец, перестала подлизываться и замолчала.
— Таким должен быть ответ моего преданного сторонника, мой юный друг, — сказал Темный Лорд. — Едва ли твой ответ хоть немного на него похож, не так ли?
Малфой вдруг покраснел, испугавшись, что Повелитель может снова проникнуть в его сознание.
— Прошу простить, милорд. Я не знал другого ответа. Но теперь, услышав ответ Беллы, я присоединяюсь к нему.
— Белла, протяни левую руку, — она подчинилась.
Волдеморт ненадолго задержался на ней взглядом, после чего прикоснулся палочкой к коже. Комнату тотчас же наполнил ужасающий вопль, постепенно переходящий в сдавленное хныканье. Пытаясь утихомирить боль, Белла баюкала руку, раскачиваясь из стороны в сторону. Поцеловав Метку, она подняла глаза и со всей страстью, на которую была способна, прошептала:
— Благодарю, мой Повелитель. Я буду вашей самой преданной слугой!
— Посмотрим, посмотрим, — сказал Волдеморт, ни капли не сомневаясь в этом.
— Люциус, а теперь твой черед получать удовольствие, — добавил он таким тоном, что сомневаться не приходилось: он получит все что угодно, кроме удовольствия. Он лишь молился, чтобы это были не пытки. На большее он и не рассчитывал.
Темный Лорд взмахнул палочкой, и все трое переместились из гостиной. Где они оказались сейчас, Люциус не мог даже предположить. Здесь все напоминало ему древние подземелья Малфой-мэнора. Все, кроме человека, привязанного невидимыми путами к стене. Вздрогнув от такого зрелища, Люциус попятился назад.
— Я сохранил его для вас, — заметил Темный Лорд, небрежно махнув рукой в сторону незнакомца. — Он – аврор. Был схвачен моими верными слугами во время последнего рейда.
Беллатриса, все еще потирая пульсирующую болью руку, подошла ближе, чтобы получше разглядеть незнакомца.
— Предатель крови! — воскликнула она с отвращением в голосе.
Мужчина посмотрел на нее с ужасом и диким страхом, буквально плескавшимся в глазах, но не проронил ни слова. Волдеморт лениво указал палочкой на аврора.
— Он и подобные ему — враги, которые хотят помешать осуществить нашу цель. Они поощряют грязнокровок, подталкивают их к захвату мира, а истинных чистокровных магов ущемляют в правах. Поэтому они должны умереть.
Волдеморт взмахнул палочкой, и Люциус понял, почему пленник до этого момента молчал. Silencio — заклинание немоты. Аврор глухо застонал и посмотрел прямо в глаза Малфою. Его взгляд умолял отпустить, но никто не мог дать ему даже призрачный намек на спасение. Его просто не было. Люциус, конечно, как любой чистокровный, презирал грязнокровок и магглов, но для него это не было основанием для убийства. По его мнению, достаточно было заставить их быть низшими слоями общества, чтобы они осознавали свою ничтожность и могли жить среди тех, кого так любили.
— Люциус, не хочешь ли ты быть удостоен чести проучить этого предателя крови? — спросил Волдеморт, хотя в его голосе не было и намека на вопрос. Это было утверждение.
— Мой Лорд?
— Как насчет Круциатуса для начала, мой юный друг?
— Да, мой Повелитель, — на автомате ответил он.
Круциатус? Он уже во всех красках знал действие этого проклятья, испробованного на нем самом, а потому не представлял, как он сможет использовать его на другом человеке. Тем более он не знал этого аврора, и лично ему тот ничего не сделал.
— Сделай это, — приказал Волдеморт.
— Милорд, я не умею этого делать, — прошептал Малфой. Его сердце неистово билось. Губы темного мага изогнулись в усмешке:
— Тогда я напомню тебе. Круцио!
Люциус рухнул на пол, извиваясь в агонии. Он попытался закричать, но все сливалось в единый вопль боли.
Волдеморт смотрел на его мучения, и это было чем-то большим, чем праздное любопытство. Его глаза просветлели, дыхание стало поверхностным и учащенным, а пальцы слегка поглаживали палочку. Это было сродни блаженному трепету. В то время, как он наслаждался страданиями, взгляд Беллатрисы был устремлен на него. Та словно пожирала его глазами, ничего не замечая вокруг. Как же ей хотелось прикоснуться к нему! Неожиданно Волдеморт опустил палочку и обратился к лежащему у его ног Малфою:
— Ты разочаровал меня, Люциус. Это начало входить у тебя в привычку. Ты поступаешь ужасно неразумно, мой юный друг.
— Милорд, разрешите мне, — сказала Белла, указывая палочкой на аврора. — Позвольте мне растерзать любого, кто встанет у вас на пути!
Волдеморт слегка кивнул в знак согласия. Беллатриса навела палочку на пленника.
— Круцио, — пропела она слово, которое недавно использовал ее Повелитель. Тело аврора лишь слегка завибрировало, а потом расслабилось. Это существенно отличалось от мучений, который приносил Темный Лорд Люциусу. Девушка поникла.
— Учитель, почему заклинание не работает?
— Непросительные Заклятья — это Темная Магия, Белла. Конечно, они, как и все заклинания, требуют практики. Но нужно еще кое-что. Ненависть, желание навредить — вот движущая сила Непростительных.
Он сделал несколько шагов к Беллатрисе и, к ее огромной радости, взял ее руку в свою, направив волшебную палочку на аврора.
— Сосредоточься на грехах этого полукровки, на своем отвращении к нему. А когда проклятье достигнет цели, вдохни его страдания, пропусти через себя так, словно от этого зависит твоя жизнь. Вперед.
— Круцио! — рявкнула она еще раз.
Мужчина застыл в шоке, а потом его тело стало корчиться и выгибаться. Радостная улыбка осветила лицо Беллы. Она глубоко вдохнула, как будто страдания пленника можно было втянуть через легкие, а затем залилась диким хохотом. Волдеморт слегка опустил палочку, чтобы прервать действие заклинания. Улыбка девушки моментально погасла. Заметив ее удрученный вид, он пояснил:
— Ты сделала все правильно, Белла. Это было прекрасно. Однако мы не дали Люциусу попробовать себя.
Взмахнув палочкой, он поставил Малфоя на ноги и сказал:
— Может быть, теперь ты попробуешь сам?
Тот вынул палочку из кармана, украдкой ища пути к отступлению. Но бежать было некуда, да и бессмысленно. Ему уже никто не поможет. Люциус навел палочку на аврора и, вздохнув, рявкнул:
— Круцио! — однако, кроме едва заметного мышечного спазма, ничего больше не появилось. — Круцио!
И снова ничего.
— Я пытаюсь, милорд, но ничего не получается, — взмолился он. От волнения рука, державшая палочку, вспотела. — Круцио!
— Где твоя ненависть, Люциус? — сказал Волдеморт, подойдя к нему. — Ты же ненавидишь грязнокровок и предателей крови, не так ли? Это один из них. Он хочет дать грязнокровкам то, что по праву принадлежит тебе.
Задыхаясь от разочарования и страха, Люциус едва слышал его. Разве он ненавидел их? Нет. Сейчас он искренне ненавидел лишь одного человека — Волдеморта, который разрушал его жизнь.
— Твоя девушка, чувства к которой привели тебя ко мне. Нарцисса кажется? — продолжил сладковато-тошнотворным тоном Темный Лорд. Как он смеет упоминать имя Нарциссы!
— Интересно, выдержит ли она Круциатус? — все тем же сладким голосом продолжал маг, неспешно обходя Люциуса вокруг. Малфой мотнул головой. Этот жест вызвал у Волдеморта отвратительный, насмешливый гогот.
— Выполни заклинание, или мы проверим это, — отсмеявшись, сказал он. Со всей яростью, горящей внутри него, Люциус вновь направил палочку и прокричал:
— Круцио! — мужчина пронзительно закричал. Тело шлепнулось о стену, затем начало извиваться.
«Я ненавижу тебя! Я презираю тебя!» — мысленно орал он, от чего пленник еще больше забился в агонии.
Наконец, ярость отступила, и на смену пришел стыд. Люциус опустил палочку. Действие заклинания закончилось, аврор обмяк.
— Гораздо лучше, друг мой. Извлеки из этого урок и выучи его: за непослушание ты будешь наказан; больно будет не только тебе, но и твоим близким. В случае послушания ты будешь вознагражден. Ты понял?
— Да, хозяин, — прошептал Малфой.
Волдеморт провел палочкой по телу Люциуса. Затяжная агония и последствия Круциатуса тут же исчезли. Вместо этого он начал испытывать ни с чем несравнимую эйфорию. Голова стала легкой, а тело невесомым. Он слово летел без метлы. Иногда, когда Люциус напивался на вечеринках, он чувствовал легкость, а голову заволакивал приятный туман. Ему казалось, что он всесилен и способен на любой, даже самый безрассудный поступок. Ощущения, которые он испытывал сейчас, были в пять, а то и в десять раз сильнее. Малфой упал на колени, даже не заботясь о том, что под ним был каменный пол. На его лице появилась глуповатая улыбка. Так и продолжая лежать в экстазе, он едва заметил направленный Волдемортом в аврора зеленый луч убивающего проклятья.
***
Нарцисса тосковала без Люциуса. Среди кучек студентов, снующих туда-сюда, девушка надеялась увидеть его: идущего к ней с царственной осанкой и улыбкой, которую недоброжелатели называли мерзкой ухмылкой. Что они могут знать, эти невоспитанные, бескультурные уроды! И тут, словно в ответ на ее мысли о бескультурных уродах, на другом конце коридора появился Сириус и один из его друзей-идиотов. Они шли прямо к Нарциссе. Она попыталась спрятаться за колонну, прежде чем эти умалишенные заметят ее. Но тонкая колонна не могла спрятать за собой человека, пусть даже этим человеком была худенькая девушка.
— Почему ты прячешься, Цисси, — спросил Сириус, поддразнивая кузину. — Неужели появился еще один мальчик, с которым ты целуешься и чье лицо нам нельзя видеть?
— Почему бы тебе не пойти и не убить себя? — огрызнулась она, выходя наружу. — Я вижу, твои лапы уже зажили. Быстро, даже для такого животного, как ты.
— Хватит назвать меня так. Я тебе не собака, — сказал Сириус, фыркнув.
— Зато мозги у тебя как раз похожи, — огрызнулась Нарцисса, уперев руки в бока.
— Пойдем, Сириус, — сказал Джеймс, дергая того за рукав. — Оставь задиристую ведьму для ее друзей-змеенышей.
— По крайней мере, я остаюсь верна себе. А не пресмыкаюсь перед грязнокровкой.
Глаза Джеймса опасно сверкнули.
— Поосторожнее со словами, Нарцисса.
Сделав невинное лицо, она похлопала мальчиков по голове, словно они были малышами, и ответила:
— А то что, мальчики? Натравите на меня своего дружка-оборотня? — и, увидев на их лице испуг, расхохоталась.
— Сириус не единственный член семьи, который любит подслушивать и подглядывать. Возможно, вам надо лучше следить за собой.
Она развернулась и пошла прочь, не обращая внимания на полные ненависти взгляды, прожигающие спину. Нарциссу совершенно не волновало, что они шлялись вместе с вервольфами и грязнокровками, пока они держали эту грязь подальше от нее. Хотя все равно было неприятно и стыдно, что кузен потерял связь с чистокровными родственниками. Если бы Сириус не выглядел, как его брат Регулус, то, она готова была поклясться в этом, его бы приняли как родного. Опять же, кто? Она пожала плечами и, закатив глаза, поспешила в класс.


Вопрос: Нравится ли вам?
1. Да 
3  (75%)
2. 50 на 50 
1  (25%)
3. Нет 
0  (0%)
4. Фанфик нравится, а перевод нет 
0  (0%)
Всего: 4

@темы: мои переводы, Как стать Пожирателем смерти